ШОЛОМ АЛЕЙХЕМ. Тевие лэптарул. (фрагмент)

ШОЛОМ АЛЕЙХЕМ
Тевие лэптарул
Картя Молдовеняскэ. Кишинэу * 1973 
Традучере дин еврееште де М. Брухис
Презентаре графикэ де И. Кырму
Фронтиспичиу де И. Шчипанова

 

Кувынт ынаинте
Шолом Алейхем с’а нэскут ла 2 мартие 1859 ла Переяслав, ын Украина.
Тоатэ опера марелуй скриитор евреу е пэтрунсэ де драгосте пентру омул симплу, але кэруй грижь ши невой ле ынцелеӂя ка нимень алтул.
Ын богата моштенире литерарэ а скрииторулуй окупэ пе бунэ дрептате ун лок де самэ повестиря «Тевие лэптарул».
Ероул повестирий е антиподул луй Менахем-Мендел, ун алт вестит ероу шолом-алейхемиан. Спре деосебире де Менахем-Мендел, каре ымблэ вешник дупэ поткоаве де кай морць, Тевие е ун ом ынтрег, ун ом лучид, каре ышь дэ сама кэ мунка ши нумай мунка ый дэ омулуй буката де пыне.
Ноиле адиерь дин царэ пэтрунд ын каса луй Тевие прин фийчеле сале. Се нэруе фамилия патриархалэ. Фетеле луй Тевие ышь алег сингуре пе чей каре ле сынт драӂь, фэрэ традиционалул пецитор. Дестинеле лор сынт диферите. Цейтел се мэритэ ку ун кроитор сэрак, каре песте ун тимп моаре де офтикэ; Удел се ындрэгостеште де ун револуционар ши плякэ ку ел ын сургюн; Хава се мэритэ ку ун неевреу; Шпринце се синучиде, згудуитэ де мишелия фиулуй зэнатик ал уней вэдуве богате. Нумай мезина, Бейлка, каре а крескут ын аний реакцией, е липситэ де идеалурь сочиале; доринд сэ асигуре бэтрынецеле татэлуй, се мэритэ ку ун ом пе каре ну-л юбеште.
Вяца луй Тевие е ун лунг шираг де неказурь ши невой. Невастэ-са моаре де инимэ ря, фетеле ыл пэрэсеск уна дупэ алта пентру а-шь урма дестинул. Ши, вырф ла тоате, указул царулуй каре интерзичя евреилор сэ трэяскэ ла сате.
Тевие вря сэ ынцелягэ де унде и се траг ненорочириле. Мушкэтор дин ворбэ, ел ну круцэ нич пе богэташь ши нич пе думнезеу, каре ымпарте ку атыта недрептате бунуриле пе пэмынт.

ЕУ, НЕВРЕДНИКУЛ!

Скрисоаре а луй Тевие лэптарул кэтре аутор
Скумпулуй ши юбитулуй меу приетен, луй реб Шолом Алейхем! Сэ вэ дее думнезеу норок ши сэнэтате, ка сэ вэ букураць де вяцэ ымпреунэ ку неваста ши ку копиий думнявоастрэ ши сэ авець парте нумай де бине орьунде вець фи щи вэ вець гэси, ын вечь де вечь, амин!
Еу, невредникул! — требуе сэ вэ спун, кум й-а спус луй думнезеу ын кэрциле сфинте стрэмошул ностру Яков, кынд а порнит ымпотрива луй Есау… Яр дакэ аста ну се пря потривеште, вэ рог, пани Шолом Алейхем, сэ ну вэ фие ку бэнат, пентру кэ сынт ун ом де рынд, думнявоастрэ штиць, фиреште, май мулте ка мине, ну-й ворбэ. Кынд стай ла царэ, доамне яртэ-мэ, те простешть, н’ай кынд сэ рэсфоешть о карте, сэ читешть дин скриериле ноастре сфинте. Норок кэ атунч кынд вине вара, се адунэ пе ла вилеле дин Бойберик богэташий дин Егупец ши поць ынтылни унеорь кыте ун ом май субцире, сэ аузь о ворбэ ынцеляптэ. Кредеци-мэ, кэ атунч кынд ымь адук аминте де ачеле зиле, кынд локуяць ну департе де мине, ын пэдуре, ши ымь аскултаць повештиле нероаде, е ка ши кум аш кыштига о авере! Ну штиу кум м’ам ынвредничит сэ вэ пердець время ку ун омулсц ка мине, сэ-мь тримитець скрисорь, ба кяр сэ-мь пунець нумеле ынтр’о карте ши сэ мэ ридикаць ын славэ, ка ши кум аш фи чине штие чине. Токмай деачея ши зик: «Еу, невредникул!..» Че-й дрепт, вэ сынт приетен бун ши аш вря сэ-мь дее чел де сус мэкар а сута парте дин челе че вэ урез думнявоастрэ! Аць вэзут, кред, пря бине кум м’ам стрэдуит сэ вэ служеск ынкэ ын аний чей бунь, кынд аць стат ын вила чя маре, цинець минте? В’ам кумпэрат ку чинчзечь де карбоаве о вэкушоарэ, каре де-ар фи фост кяр де фурат ера ун маре килипир ши пентру чинчезь ши чинч. Путець спуне, кэ а перит песте доуэ зиле! Дар паркэ е вина мя? А перит доар ши а доуа вэкушоарэ, пе каре в’ам луат-о?.. Штиць пря бине кыт де некэжит ам фост, кум м’ам пердут ку фиря. Нич ну мэ тае капул? Вэ адучям тот че ера май бун ши май фрумос, аша сэ мэ ажуте думнезеу ши сэ вэ ажуте ши пе думнявоастрэ ын анул каре вине, ка сэ авець, кум с’ар зиче, мулте де тоате… Яр пе мине сэ мэ ажуте думнезеу сэ-мь кыштиг буката де пыне, сэ фиу сэнэтос ши сэ фие сэнэтос ши кэлуцул меу, ши вэкушоареле сэ-мь дее атыта лапте, ка сэ вэ пот служи ши де акум ынколо, ку брынза ши ку лаптеле меу, пе думнявоастрэ ши пе тоць богэташий дин Егупец, сэ ле дее думнезеу норок ши букурие. Яр думнявоастрэ, пентру кэ вэ даць труда сэ скриець ачя карте ши пентру чинстя пе каре мь-о фачець ку еа, вэ май спун о датэ: «Еу, невредникул!.. Н’о фи оаре пря маре чинсте пентру мине, ка лумя тоатэ сэ афле де одатэ, кэ динколо де Бойберик, ну департе де Анатовка, трэеште ун ом пе нуме Тевие лэптарул? Дар думнявоастрэ штиць, кред, че фачець, н’авець невое сэ вэ ынвеце чинева, яр кум требуе сэ скриць вэ причепець ши сингур. Кыт привеште тоате челелалте, мэ бизуй пе омения думнявоастрэ, кэ о сэ вэ стэруиць аколо, ла Егупец, ка сэ мэ алег ши еу ку чева де пе урма кэрций. Кэ аш авя акум, требуе сэ вэ спун, маре невое: мэ гындеск сэ-мь мэрит, ку ажуторул луй думнезеу, о фатэ. Ши дакэ о вря ел, кяр доуэ де одатэ… Яр пынэ уна алта сэ вэ дее думнезеу сэнэтате ши феричире, аша кум вэ дореште дин тот суфлетул чел май бун приетен ал думнявоастрэ,
Тевие.
Да, ера сэ уйт. Кынд о сэ испрэвиць де скрис картя ши о сэ вэ гындиць сэ-мь даць ниште бань, вэ рог сэ фиць бун ши сэ ми-й тримитець ла Анатовка, пе нумеле хахамулуй. Ам аколо ярна доуэ зиле де поменире а морцилор: о датэ тоамна, ынаинте де Покроаве, яр а доуа оарэ ын пряжма Анулуй ноу, аша ынкыт мэ гэсеск, адикэ, ын ачеле зиле ын ораш. Яр скрисорь ымь путець тримите де-а дрептул ла Бойберик, пе нумеле меу. Сэ скриць аша: «А се ынмына домнулуй Тевел, лэптарул евреу».
Скрис ын анул 1895

КЫШТИГУЛ ЧЕЛ МАРЕ

Тевие лэптарул, ом сэрак, ку о касэ де копий, шь-а гэсит норокул принтр‘о минуне, каре фаче сэ фие дескрисэ ынтр‘о карте. Повеститэ кяр де Тевие ши репродусэ кувынт ку кувынт,
«Дин цэрынэ ыл ридикэ ел пе сэрак,
Дни путрегай пе невояш ыл ыналцэ»
(П с а л м ь)

— Штиць, пани Шолом Алейхем, дакэ ць-е скрис сэ дай де норок, ну требуе сэ-л кауць, кэ ыць пикэ де-а дрептул ын касэ. Кум зиче аколо: «Норок сэ ай…», адикэ, дакэ ыць мерӂе, ыць мерӂе ын плин. Н’ай невое де минте, н’ай невое де причепере. Дакэ, ынсэ, доамне пэзеште, те паште ненорокул, поць сэ ворбешть пын ай сэ плеснешть, кэ тот уна ну те ажутэ. Ворба чея: «Ку мырцоага греу ла дял ши греу ла вале». Те збаць, те спетешть мунчинд, де-ць вине, доамне яртэ-мэ, сэ морь, ну алта! Ши де одатэ, ка дин сенин, фэрэ сэ штий де унде ши фэрэ сэ штий де че, ынчеп сэ мяргэ струнэ тоате, аша кум скрие ла карте: «Вени-ва мынтуиря пентру ной». Ну-й невое сэ вэ тэлмэческ кувинтеле ачесте, дар ынцелесул лор е кэ атыта време кыт се май цине суфлету’н ел, омул ну требуе сэ-шь пярдэ нэдеждя. О штиу дин вяца мя, кум м’а ажутат чел де сус сэ ам буката мя де пыне. Кэ де унде ши пынэ унде м’ам поменит еу сэ вынд унт ши брынзэ, дакэ буника ши стрэбуника мя н’ау фэкут нич одатэ негусторие ку брынзетурь? Фаче, зэу, сэ аскултаць тоатэ повестя де ла ынчепут пынэ ла сфыршит. Ам сэ мэ ашез пе о клипэ яка аич, лынгэ думнявоастрэ, пе ярбэ, лас’сэ май румеӂе ши кэлуцул кытева фире. Кум скрие аколо: «Суфлетул фиекэрей вецуитоаре», адикэ ши ел, кэлуцул, е-о фэптурэ а луй думнезеу.
Ынтр’ун кувынт, де шевуот , адикэ, сэ ну вэ минт, ку о сэптэмынэ сау доуэ ынаинте де шевуот… Сау, поате, май штий? Ку вре-одоуэ сэптэмынь дупэ. Ну требуе сэ уйтаць, кэ ау трекут ань де зиле ла мижлок, адикэ токмай ноуэ сау зече ань, ба поате кяр чева май мулт. Ерам пе атунч, аша кум мэ ведець, ку тотул алт ом, адикэ, ерам еу ачелаш Тевие, ну-й ворбэ, дар, тотуш, ну кяр ачелаш. Кум с’ар зиче: невестика-й ачеяш, дар бробоада-й алта. Кум аша? Симплу ка бунэ зиуа. Ерам, сэ вэ феряскэ сфынтул думнезеу, ун сэрэнток ка вай де луме… Ку тоате кэ, дакэ ар. фи сэ ворбим дрепт, ну сынт нич азь ун богэташ. Кыт ымь липсеште ка сэ фиу богат ка Бродский, ну не-ар стрика сэ кыштигэм амындой ла ун лок ын тоатэ вара аста, пынэ дупэ сэрбэториле де тоамнэ… Дар фацэ де чея че а фост ынаинте, с’ар путя спуне кэ сынт азь ун богэташ, ам кал ши кэруцэ, доуэ вэкушоаре, сэ ну фие де деокь, каре дау лапте, ши ынкэ уна гата-гата сэ фете. Ну пот сэ мэ плынг, ам ын тоатэ зиуа унт проаспэт ши брынзэ проаспэтэ ши смынтынэ — мунка ноастрэ а тутурора, пентру кэ мунчим ку тоций, ну стэ нимень ку мыниле ын сын. Невастэ-мя мулӂе вачиле, фетеле карэ доницеле, бат унтул, яр еу, кум ведець, мэ дук дездедиминяцэ ла тырг, трек пе ла тоате вилеле дин Бойберик, ынтылнеск пе уний, пе алций, тоць марь богэташь дин Егупец… Стай пуцин де ворбэ ку ун ом ши те симць ши ту ом пе лумя аста, ши ну ун прэпэдит оарекаре. Ши апой де сымбэтэ нич ну май ворбеск! Сымбэтэ мэ симт ка ымпэратул: рэсфоеск библия, ымь арунк окий прин Псалмь, прин Пилде, уна, алта… Вэ уйтаць ла мине, пани Шолом-Алейхем ши вэ гындиць, кред: «Ехе, е ом ку кап ачест Тевие!..»
Аша дар, че ам ынчепут сэ вэ спун? Да, кэ ерам, адикэ, пе атунч, ку воя луй думнезеу, ун калик ка вай де луме, кэ мурям де трей орь пе зи де фоаме ымпреунэ ку невастэ-мя ши ку копиий. Мэ спетям мунчинд дин зорь ши пынэ’н ноапте ка ун катыр; кэрам ла гарэ, дин пэдуре, о кэруцэ плинэ де буштень ши аста, ведець думнявоастрэ, пентру нумай трейзечь де копейчь — ши ынкэ ну ын тоатэ зиуа — ши ку ачест кыштиг требуя сэ цин о касэ де мынкэй, сэ-мь фие сэнэтошь, ши ун кал, кэруя ну-й пасэ де нимик: дэ-й сэ румеӂе, ши атыта тот! Че фаче атунч бунул думнезеу, каре, ворба чея, аре грижэ де тоць ши де тоате пе лумя аста ши о рындуеште ку причепере, ку кап. Вэзынд ел кэ мэ кинуеск аша пентру букэцика де пыне, ымь зиче: «Крезь, поате, Тевие, кэ е сфыршитул лумий, кэ с’а зис ку тине, кэ се прэбушеште черул пе капул тэу? Кэ прост май ешть, Тевие! Яка ай сэ везь, кэ дакэ вря чел де сус норокул фаче стынга-ымпрежур ши принде а-ць лумина дин плин!» Адикэ аша кум спуне ругэчуня «Ту, кареле рындуешть тоате…». Уний ынэлцаць вор фи, — алций — рэстурнаць, ку алте кувинте — унул ку кэруца ши алтул пе жос. Е ворба, врасэзикэ, сэ ну-ць перзь нэдеждя. Омул требуе сэ нэдэждуяскэ, фэрэ нэдежде ну се поате! Яр дакэ ай парте деокамдатэ де о вяцэ кинуитэ,. че сэ-й фачь? Ын скимб сынтем еврей пе лумя аста, кум с’ар зиче, нородул алес… Ну деӂяба не пизмуеште тоатэ лумя… Де че о спун? Ка сэ ведець кум шь-а фэкут думнезеу милэ де мине… О адевэратэ минуне, зэу аша!
Ынтр’о сарэ де варэ тречям прин пэдуре, ынторкынду-мэ акасэ ку кэруца гоалэ. Мерӂям ку капул ын пэмынт ши ку инима кинуитэ де неказурь. Бьетул кэлуц, мэкар сэ-л тай ын букэць, абя се тырые.
— Мишкэ, — зик, — прэпэдитуле. Мынка-те-ар пэмынту ку мине ымпреунэ! Сэ штий ши ту че ынсямнэ а ымбла флэмынд о зи лунгэ де варэ, одатэ че те-ай токмит кал ла ун калик ка Тевие!
Жур ымпрежур линиште адынкэ. Фиекаре покнет де бич дештяптэ екоурь ын пэдуре. Соареле апуне, зиуа се стинӂе. Умбреле копачилор се аштерн лунӂь-прелунӂь. Се ласэ ынтунерикул ши ын суфлет се фуришязэ тристеця. Мэ нэпэдеск фел де фел де гындурь, ымь рэсар ынаинтя окилор кипурь де оамень, каре с’ау петрекут демулт дин лумя ноастрэ. Ши де одатэ ымь адук аминте де касэ — вай де вяца мя! Ын касэ е ынтунерик безнэ. Копилаший, сэ-мь фие сэнэтошь, гой ши дескулць, стау ка пе аче, аштяптэ сэ-л вадэ одатэ пе тата, кэ ле-о адуче, поате, ненорочитул, о питэ калдэ сау кяр о булкэ! Ши еа, невастэ-мя, ка орьче фемее, мормэе, фиреште: «Копий сэ-й фачь! Ши ынкэ шапте! Мэкар сэ ей, доамне яртэ-мэ, ши сэ-й арунчь де вий ын апэ!» Е бине сэ аузь асеменя ворбе, ну-й аша? Кэ ну сынтем декыт оамень, плэмэдиць дин карне ши дин сынӂе. Ши бурта н о поць ымпле ку ворбе. Пуй ын гурэ о букатэ де скрумбие ши ыць вине сэ бей ун чай, яр ла чай требуе захэр, ши захэрул, штиць бине, е ла Бродский. «Кэ ну мэнынк ындестул пыне,—зиче невастэ-мя, сэ-мь трэяскэ,— ну-й маре невое, мацеле о сэ мь-о ерте. Дар фэрэ пэхарул де чай диминяца, зиче еа, сынт ка моартэ: копилул тоатэ ноаптя суӂе суфлетул дин мине».
Дар сэ ну уйт, пынэ уна алта, де крединцэ. Е время ругэчуний де сарэ. Ку тоате кэ ругэчуня, ворба чея, ну-й капрэ, но сэ фугэ, де фэкут требуе с’о фачь… Дар путець сэ вэ ынкипуиць че ругэчуне а фост ачея, дакэ токмай ла мижлок кэлуцул, паркэ ынадинс, о я разна ка апукат, ши
ешть невоит сэ алерӂь дупэ кэруцэ, цинынд стрынс хэцу. рмле, ши сэ ынгынь: «Думнезеул луй Авраам, думнезеул луй Исаак, думнезеул луй Яков…» Бунэ ругэчуне, нимик де зис! Ши, ка ынадинс, вроям токмай сэ мэ рог луй думнезеу ку крединцэ, фербинте, ка сэ-мь ушурез, поате, инима…
Пе скурт, алерг еу дупэ кэруцэ ши ымь зик ругэчуня ын гура маре, ка ла синагогэ: «Чел че хрэнеште дин а луй дэрничие тот че-й вецуитоаре!» Адикэ чел че дэ храна чя де тоате зилеле фэптурилор сале… «Чел каре ышь цине фэгэдуяла фацэ де чей каре одихнеск ын морминте…» Адикэ пынэ кяр ши фацэ де чей пентру каре вяца пе астэ луме е май ря ка ын мормынт…
Вай, ымь зик еу, адевэрат мормынт е вяца ноастрэ! Кэч таре не май кинуим пе лумя аста! Ну аша ка, де-о ворбэ, богэташий чея дин Егупец, каре ышь петрек тоатэ вара пе ла виле, ын Бойберик, мэнынкэ ши бяу ши трэеск ын хузур ши-н рэсфэц. Оф, доамне-думнезеуле, ку че ам пэкэтуит? Ну сынт ши еу ом ка тоць оамений? Вай, доамне, «кобоарэ-ць окий асупра суферинцелор ноастре», адикэ, зик еу, уйтэ-те кум мунчим ной, сэрачий, ши я-не апэраря, доамне, кэ чине алтул аре сэ не-о ее, дакэ ну ту? «Виндекэ-не ши не избэвеште»—тримите-не лякул, кэ буба о авем ной ши фэрэ тине. «Благословеште, доамне». Тримите-не ун ан бун, ка сэ фие белшуг ын тоате: ши ла секарэ, ши ла грыу, ши ла орз. Ку тоате кэ, дакэ стау ши мэ гындеск бине, ну пря вэд че фолос ар путя сэ аибэ дин тоате ачестя ун ненорочит ка мине? Де-о ворбэ, паркэ ну и-е тот уна кэлуцулуй меу, дакэ е скумп овэзу орь ефтин?
Дар вай! нусе каде сэ-й пуй ынтребэрь атотпутерникулуй. Май алее ун евреу требуе сэ примяскэ тоате ку смерение ши сэ зикэ: «богдапросте». Аша е, се веде, воя луи думнезеу! «Чей каре калкэ тотул ын пичоаре», ымь зик еу ругэчуня май департе, адикэ тоць пэкэтоший ши «стрикраций», каре спун кэ ну есте думнезеу пе луме, с’ор фаче де рыс ши де окарэ, кынд о сэ ажунгэ аколо… О с’о плэтяскэ ку вырф ши ындесат, пентру кэ думнезеу есте чел «каре стривеште пе врэжмашь». Платник бун е чел де сус. Ел ну штие де глумэ. Ку ел требуе сэ ымбли ку бинишорул, сэ и те роӂь, ка сэ се ындуре: «Милостиве пэринте», татэ блынд ши юбитор. «Аплякэ-ць урекя ла гласуриле ноастре»— аскултэ ваетеле ноастре! «Ындурэ-те де ной» –
фие-ць милэ де невеста ши де копиий мей, кэ сынт флэмынзь, сэрманий! Ындурэ-те де нородул тэу юбит, ка алтэ дата, ын лэкашул чел сфынт, кынд служиторий тэй ши левиций… Де одатэ — стоп! Кэлуцул с’а оприт. Ымь сфыршеск пе нерэсуфлате рэмэшица де ругэчуне, ымь ридик окий ши че се вэд: дин десишул копачилор ымь вин ымпотривэ доуэ фэптурь чудате, ымбрэкате ын ниште вешминте нэструшниче… «Тылхарь!—ымь стрэфулжерэ ун гынд прин минте, дар ымь зик пе лок: птиу, кэ прост май ешть, Тевие. Ань де зиле тречь ту аич, прин пэдуре, зиуа ши ноаптя, че ць-а трэснит де одатэ прин кап, кэ ць-ау ешит тылхарь ын кале?»
— Хи!—дау еу глас ши, луынду-мь инима ын динць, ый траг кэлуцулуй кытева шфикюрь, ка ши кум пуцин мь-ар пэса де чей каре веняу спре мине.
— Ом бун! Аскултэ! — ымь стригэ, ку глас де фемее, уна дин челе доуэ фэптурь ши, флутурынд о басма, ымь фаче семи ка сэ мэ опреск.— Стай о клипэ, ну фуӂи, кэ ну-ць фаче нимень нимик!
«Аха! Некуратул!—мэ гындеск еу, дар ымь зик пе лок: — Прост май ешть! Де унде ши пынэ унде, аша нитам-нисам, драчь ши вырколачь?» Ши ымь опреск кэлуцул. Яр кынд мэ уйт май бине, че сэ вэд? доуэ фемей! Уна ын вырстэ, ку бробоадэ де мэтасе пе кап, чялалтэ, май тынэрэ, ку перукэ. Асудате амындоуэ ши ку ображий априншь.
— Бунэ сара! — ле зик еу ын гура маре, ка ши кум аш фи букурос де ынтылнире.— Че пофтиць? Дакэ врець кумва сэ кумпэраць чева, н’о сэ гэсиць ла мине декыт жунгюрь пе суб коасте ши бэтэй де инимэ пе о сэптэмынэ ши май бине сау грижь ши невой, неказ ши буклук де ажунс ши де рэмас…
— Ласэ, ласэ! —фак челе доуэ фемей.— Я те уйтэ, кум ый туруе гура! Сэ-ць ей лумя ын кап, ну алта. Ну кумпэрэм нимик,— ымь зик еле.— Ам врут нумай сэ те ынтребэм, дакэ штий каре е друмул спре Бойберик?
— Друмул спре Бойберик? — фак еу, эымбинд силит.— Е ка ши кум м’аць ынтреба, де пилдэ, дакэ штиу кэ мэ кямэ Тевие.
— Аша? Те кямэ Тевие? Бунэ сара, реб Тевие! Ну ынцелеӂем, зик еле, де че те-а апукат рысул? Ной ну сынтем дин партя локулуй. Сынтем дин Егупец ши стэм ла Бойберик ынтр’о вилэ. Ам ешит сэ не плимбэм пуцин ши де диминяцэ тот ымблэм прин пэдуря аста. Не-ам рэтэчит ши нич ын руптул капулуй ну путем гэси друмул спре касэ. Кынд ам аузит, зик еле, кэ ын пэдуре кынтэ чинева, ам крезут де одатэ, кэ е ун тылхар, доамне пэзеште! Дар кынд те-ам вэзут май де апроапе, зик еле, не-ам дат сама кэ нич ворбэ ну поате фи де тылхар ши не-а май венит инима ла лок. Причепь?
— Ха-ха-ха! Грозав тылхар!—зик еу.— Аць аузит вре-о датэ повести евреулуй тылхар, каре а сэрит ла ун друмец ши й-а черут сэ-й дее о цырэ де табак?Дакэ дориць, вэ пот спуне повести тоатэ.
— Повестя,— зик еле,— о с’ лэсэм пе алтэ датэ. Аратэ-не май бине друмул спре Бойберик.
— Спре Бойберик? — зик еу.— Д’апой аиста-й друмул спре Бойберик! Кяр дакэ н’аць вря,— зик еу,— тотуна аць ажунӂе пе друмул иста дрепт ла Бойберик.
— Де че тачь атунч? — фак еле спре мине.
— Дар че аць врут? — зик еу.— Сэ рэкнеск.
— Дакэ-й аша,— зик еле,— требуе сэ штий, дакэ май авем мулт пынэ ла Бойберик?
— Пынэ ла Бойберик,— зик еу,— ну май авець мулт. Кытева версте. Адикэ, вре-о чинч-шасе версте, поате шапте, сау кир опт.
— Опт версте!?—ау стригат фемеиле, амындоуэ де одатэ, ши ау ынчепут сэ-шь фрынгэ мыниле, гата сэ ле подидяскэ плынсул.— Че спуй? Ыць дай сама че ворбешть? О нимика тоатэ — опт версте?! ф
— Че сэ-й фачь? — зик еу.— Де-ар фи дупэ мине, в’аш скурта пуцин каля. Омул требуе сэ трякэ прин тоате пе лумя аста. Друму-й друм… Се ынтымплэ унеорь сэ фии невоит сэ те кацэрь ын глод пе ун дял, ши ынкэ ын ажунул сымбетей; плоая ыць шфикюеште образул, мыниле ыць ынцепенеск де фриг, ци се лихнеште де фоаме… ши де одатэ, пырр! ыць плеснеште о осие….
— Мата не ындруӂь кай верзь пе перець,— зик еле.— Ка ши кум н’ай фи ын тоате минциле, зэу аша. Че те-ай апукат сэ не спуй повешть дин «О мие ши уна де нопць»? Де-абя не май цинем пе пичоаре. Де диминяцэ н’ам пус ын гурэ декыт ун пахар де кафя ши о кифлэ, яр мата не спуй повешть!
. — Дакэ-н аша, фак еу,—е алтчева! Ворба чей: дакэ н’ай пус ын гурэ, ну-ць арде де данц ши де глумэ Че густ аре фоамя, штиу еу пря бине. ну требуе сэ мь-о спунець. Кафя ку кифлэ н ам вэзут, поате, де ун ан.
Ши кум стау еу ши ворбеск аша, ми се нэзаре де одатэ ун пахар де кафя ку лапте, абурит, о кифлэ проаспэтэ ши алте мулте бунэтэць… «Че ць-а венит, бечисникуле!..— ымь трече прин гынд.— Ку кафя ши ку кифле ай фост ту крескут? Да о букатэ де пыне ку скрумбие о сэ те доарэ бурта, дакэ ай сэ мэнынчь?» Дар испита, драку с’о ее, ка ынадинс нумай кафя ши нумай кифле, ымь багэ суб нас: симт миросул кафелей ши густул кифлелор,— проаспете, румене, сэ-ць линӂь деӂетеле!
— Штий чева, реб Тевие! — ымь зик челе доуэ фемей.— Декыт сэ стэм аша аич, н’ар фи май бине сэ не суим ын кэруца матале ши сэ не дучь акасэ, ла Бойберик? Че спуй?
—На-ць-о бунэ кэ ць-ам дрес-о! — Зик еу.— Де ла Бойберик вин, да думнявоастрэ ымь спунець сэ вэ дук ла Бойберик! Кум сэ ымпэкэм капра ши варза?
— Ей ши? — фак еле де коло. — Ну штий, че требуе сэ фачь? Ун ом ку скаун ла кап гэсеште о ешире: кырнеште кэруца ынапой ши о я спре Бойберик. Сэ н’ай нич о грижэ, реб Тевие,— зик еле.— Дакэ о сэ ажунӂем ку бине акасэ, атыта невое пе ной кыт о сэ пэгубешть мата!
«Ымь ворбеск ын пилде!—м’ам гындит еу.— Ку околишурь!» Ши ымь рэсар ын минте морць, видме, драчь, стригой. «Негьобуле! — ымь зик еу.— Че стай ка ынлемнит? Суе ын кэруцэ, дэ-й бич калулуй ши тулеште-о!» Дар, фэрэ сэ вряу, мэ я гура пе динаинте:
— Уркаць ын кэруцэ!
Фемеиле, аузинд че ле-ам спус, ну с’ау лэсат мулт ругате ши с’а суит ку фуга ын кэруцэ. Еу сар ын урма лор, пе капрэ, кырнеск кэруца ши принд а шфикюи калул: «о датэ, де доуэ орь, де трей орь…» Мишкэ!» Дар ць-ай гэсит! Калул хабар де грижэ н’аре. Нич ну се гындеште сэ се миште дин лок. Мэкар сэ-л тай ын доуэ. «Ей, ымь зик еу, аму е лимпеде, че фел де фемей сынт еле! М’а пус некуратул сэ мэ опреск ын мижлокул друмулуй, ка сэ мэ дау ын ворбэ ку фемей!..»
Вэ даць сама? Жур ымпрежур пэдуре, мутэ, тристэ, се ласэ ноаптя, яр аич, ын кэруца мя, доуэ арэтэрь ын кип де фемей… Ынкипуиря мя а луат-о разна! Мь-а венит ын минте повестя унуй кэрэуш каре с’а дус одатэ сингур ын пэдуре ши а зэрит де одатэ ын мижлокул друмулуй ун сак де овэз. Кыт ай клипи дин окь а сэрит жос дин кэруцэ, а абуркат сакул ши л-а ынфлат ын спинаре. Ку маре греу л-а арункат ын кэруцэ, ши шь-а вэзут де друм. Мерӂе ел кыт мерӂе ши кынд дэ де одатэ сэ се уйте ла сак, я-л де унде ну-й… нич ту сак, нич ту овэз ын кэруцэ! Ын локул сакулуй о капрэ ку барбэ. Кэрэушул ынтинде мына ка с’о атингэ, ынсэ капра ый аратэ о лимбэ де ун кот, скоате ун хохот сэлбатик ши се фаче невэзутэ…
— Де че ну порнешть одатэ? — мэ ынтрябэ фемеиле.
— Де че ну порнеск? Ведець доар ши сингуре де че,— зик еу.— Ну вря калул, н’аре кеф.
— Дэ-й кытева биче,— фак еле,— ай доар бич?
— Вэ мулцэмеск,— зик,— пентру сфат. Бине кэ мь-аць адус аминте. Пэкат нумай кэ войникул меу ну се теме де бич. С’а обишнуит ку бичул, кум м ам обишнуит еу ку сэрэчия,— ле рэспунд еу ку о глумэ, дар де фрикэ мэ скутурэ фригуриле.
Ынтр ун кувынт, че сэ вэ спун, мь-ам вэрсат тот амарул пе бьетул кал. Ам трас атыта ын ел, ку атыта сете, пынэ а дат думнезеу кэ с’а урнит кэлуцул дин лок — ши а фост кип сэ порним, прин пэдуре, дрепт ынаинте, спре Бойберик.
Мерӂем ной аша, кыт мерӂем, ши мэ стрэфулӂерэ де одатэ ун алт гынд: «Ех, Тевие, маре мэгар май ешть! Аша ць-а фост дат сэ фий. Калик ай фост, калик ай сэ рэмый. Аузь! Ць-а тримис чел де сус о ынтылнире, кум ну се ынтымплэ декыт о датэ ын о сутэ де ань, ши ту ну те-ай токмит де ла бун ынчепут, ка сэ штий «де че ши пентру че», адикэ, ку че ай сэ те алеӂь ши че ай сэ примешть? Пентру кэ дакэ ам ста сэ жудекэм ши дупэ дрептате, ши дупэ омение, ши дупэ леӂе ши май штиу еу дупэ че, ну-й нич ун пэкат сэ ай ун кыштиг ла о асеменя трябэ. Ба кяр сэ ши те прокопсешть, дакэ с’а ынтымплат аша. Опреште-ць калул, кап де боу, че ешть, ши спуне-ле пе шляу: «Дакэ ымь даць атыта ши атыта, е бине, дакэ ну-мь даць, вэ рог фрумос сэ коборыць дин кэруцэ!» Дар, пе де алтэ парте, мэ гындеск, ешть кяр ун боу, Тевие! Ну штий кэ пеля урсулуй ну се винде ын пэдуре? Кум зиче цэранул: «сэ ну яинзь пеля урсулуй дин пэдуре»…
— Де че ну мерӂь мата чева май репеде? — ымь зик фемеиле, гьонтинду-мэ дин спате.
— Че вэ грэбиць аша. Граба стрикэ тряба,— зик еу ши траг ку коада окюлуй ла еле. Пар сэ фие фемей ка тоате фемеиле: уна ку басма де мэтасэ пе кап, а доуа ку перукэ.
Шед амындоуэ ын урма мя, се уйтэ уна ла алта ши ышь шушотеск чева уна алтея.
— Май авем мулт? — мэ ынтрябэ еле.
— Май пуцин декыт де аич,— зик еу,— ну май авем, фиреште. Ындатэ о луэм ла вале, апойладял; дупэ ачея,— зик, вине яр ун коборыш ши ун уркуш ши абя пе урмэ,— зик,— ынчепе уркушул чел маре, дупэ каре друмул дуче дрепт ла Бойберик…
— Се веде тряба, кэ е ун бечисник!—фаче уна кэтре алта.
— Адевэратэ пакосте пе капул ностру! — зиче чялалтэ.
— Нумай аста не-а май липсит ла неказуриле ноастре,— адаугэ прима.
— Ми се паре кам трэснит ку леука, — зиче а доуа.
«Фиреште кэ сынт трэснит ку леука, мэ гындеск еу, дакэ мэ лас дус де нас!»
— Ши унде аць дори, драӂеле меле кукоане,— ле ынтреб еу, — сэ вэ лепэд?
— Кум, адикэ, сэ не лепезь? Че фел де ворбэ е аста?
— Аша се спуне, — ый рэспунд еу, — пе лимба кэрэушилор. Ку алте кувинте: унде порунчиць сэ вэ дук, кынд о сэ ажунӂем, ку ажуторул луй думнезеу, бине сэнэтошь ла Бойберик! Ворба чея: ынтрябэ май бине де доуэ орь, декыт сэ ынкурчь о датэ.
— О! Аста ай врут сэ штий? Ду-не, рогу-те, ла вила чя верде, де лынгэ яз, де чея парте а пэдурий. Штий унде вине аста?
— Кум сэ ну штиу? — зик еу. — Ла Бойберик сынт ка ла мине акасэ. Де-аш авя атытя миишоаре кыць буштень ам кэрат еу аколо. Кяр астэ варэ ам адус ла вила верде дой стынӂень де лемне. Стэтя аколо ун маре богэташ дин Егупец, ун милионар, требуе кэ аре вре-о сутэ де мий де карбоаве сау поате кяр доуэ суте де мий.
— Стэ ши акум аколо, — ымь рэспунд челе доуэ фемей ши се уйтэ уна ла алта, шоптинду-се ымпреунэ ши кикотинд ын рыс.
— Даци-мь вое, — зик еу, — дакэ-й аша, поате авець кумва вре-о легэтурэ ку ел… Ши, дакэ авець, о сэ биневоиць, сэ пунець о ворбэ бунэ пентру мине, ка сэ-мь гэсяскэ ун локшор, о службулицэ сау май штиу еу че? Куноск пе унул, — зик еу, — пе нуме Исроел, динтр’ун тырг апропият де локул луй. Ера ун прэпэдит де тынэр ка вай де капул луй. Апой ну штиу че-а фэкут ел ши че-а дрес де а рэзбит ла богэташ, ши акум е маре ши таре, аре доуэзечь де карбоаве пе сэптэмынэ, ба поате кяр патрузечь, май штий? Норок сэ ай! Сау, де-о ворбэ, че-й липсеште ӂинерелуй кахамулуи ностру? Че ар фи рэмас ел, дакэ ну плека да Егупец? Че-й дрепт, ла ынчепут с’а кинуит грозав кыцьва ань де зиле ши май н’а мурит де фоаме. Ын скимб акум — сэ ну-й фие дедеокь— дэ доамне ши мие аша вяцэ. А ажунс сэ тримитэ бань акасэ. Ши кяр дореште сэ-шь адукэ неваста ши копиий, дар ну ли се дэ вое сэ стя ла Егупец. О сэ мэ ынтребаць, кум се фаче кэ ел тотуш стэ аколо? Се кинуеште, сэраку… Даря стаць!—зик еу деодатэ. — Ам ажунс. Ятэ язул, ши ятэ вила чя маре…
…Ши ам трас кэруца май апроапе де касэ, ку оиштя дрепт ын чердак. Кынд не-ау зэрит чей де аколо с’а фэкут ун тэрэбой де доамне пэзеште: «Вай, буника! Мама! Мэтуша! Славэ домнулуй! Сэ фие ынтр’ун час бун! Вай де мине ши де мине, унде в’аць прэпэдит?.. Ну май штиям че сэ не фачем… Ам тримис сэ вэ кауте пе тоате друмуриле… Не гындям кэ в’ау ынколцит, поате, лупий, сау ниште учигашь, доамне фереште, ау тэбэрыт пе вой! Че с’а ынтымплат?
— С’а ынтымплат о пэтэрание. Не-ам рэтэчит ын пэдуре ши ам ажунс чине штие унде, ла вре-о зече версте де аич. Де одатэ, не-а ешит ын кале ун ом… Че фел де ом?.. Ун бечисник ку кал ши ку кэруцэ. Ку маре че л-ам ындуплекат…
— Птю, доамне, че пакосте! Сингуре, фэрэ окротире! Маре минуне! Требуе сэ зичем богдапросте кэ аць скэпат…
Пе скурт, с’ау скос дин касэ кытева лэмпь пе чердак, с’а ынтинс маса ши ау принс сэ винэ самоваре ын клокот ши тэвь ку чай, ши захэр, ши дулчацэ, ши кифле проаспете, мироситоаре, ши апой ярэ мынкэрурь фел де фел ши тот динтре челе май алесе: замэ ку стелуце де грэсиме, фриптурэ де гыскэ, винурь буне ши вишинатэ. Стэтям де о парте ши мэ уйтам кум оспэтязэ ши кум бяу богэтаний дин Егупец, сэ ну ле фие де деокь! «Фаче, ымь зик еу, сэ дай кэмаша де пе тине, нумай сэ фий богат!» Ымь паре, кэ чея че пикэ аколо жос де пе масэ ар ажунӂе, кредеци-мэ, копиилор мей пе о ынтрягэ сэптэмынэ пынэ сымбэтэ. Доамне думнезеуле! Ту кареле ешть атыт де маре, атыт де милостив ши ындурэтор! Кум се фаче кэ ай дат унуя тотул ши алтуя — нимик? Унуя кифле проаспете, ши алтуя рэбдэрь прэжите! Дар, де алтэ парте,— ымь зик еу, ешть прост ка ноаптя, Тевие. Те апучь сэ-л ынвець пе думнезеу, кум сэ-шь дукэ лумя? Дакэ аша е воя луй, аша требуе сэ фие! Пентру кэ дакэ требуя сэ фие алтфел, ар фи алтфел. Ши дакэ ынтребь, де че, адикэ, сэ ну фие кяр алтфел? Ци се ва рэспунде: «Робь ам фост» — деачея ной сынтем чине сынтем пе лумя аста, Ши деачея тербуе сэ трэим ын крединцэ ши надежде: сэ кредем, май ынтый ши ынтый, ын бунул думнезеу ши сэ не пунем нэдеждя ын чел де сус, кэ с’ор скимба тоате, ку ажуторул луй, ын май бине…
— Дар унде-й омул чела?—ынтрябэ де одатэ чинева.— А ши плекат бечисникул?
— Доамне фереште!— мэ грэбеск еу сэ рэспунд.— Кум сэ плек, фэрэ ка сэ-мь яу рэмас бун? Бунэ сара, зик, пофтэ маре, фиць сэнэтошь ши сэ вэ фие де бине!
— Дэ-те май апроапе, — ымь зик ей. — Че стай аколо ын ынтунерик? Сэ ведем мэкар кум арэць мата ла фацэ! Поате ай сэ траӂь о душкэ де ракиу?
— О душкэ де ракиу? Ку плэчере! — зик. — Чине с’ар да ын лэтурь сэ трагэ о душкэ? Кум зиче аколо: «Чине сэ трэяскэ ши чине ну!» Ку алте кувинте: думнезеу е думнезеу, ши ракиул — ракиу… Норок! — зик еу ши дау де душкэ пэхэрелул де ракиу. — Сэ дее домнул ка сэ фиць тотдяуна богаць ши сэ вэ букураць де феричире ын вяцэ. Ши ка евреий сэ рэмынэ еврей. Шу ка бунул думнезеу сэ ле дее сэнэтате ши путере, ка сэ поатэ ындура тоате невоиле ши неказуриле.
— Кум те кямэ?—мэ ынтрябэ кяр богэташул, ун ом фрумос, ку тикие ын кап. — Де унде ешть мата? Унде стай? Ку че те окупь? Ешть ынсурат? Копий ай? Мулць?
— Копий?—зик еу. — Бодапросте. Дакэ фиекаре копил фаче ун милион, кум ымь тот спуне Голда мя, сынт май богат декыт чел май маре богэташ дин Егупец. Пэкат нумай кэ сэрэчия ну-й богэцие ши кэ че-й стрымб ну е дрепт… Кум ый зиса скриптурий: «Чел каре фаче деосебире ынтре зиуа де сэрбэтоаре ши зилеле де лукру», адикэ чине аре парале, се букурэ де вяцэ. Нумай кэ парале ау де-алде Бродский, яр еу ам фийче. Ши дакэ ому аре фийче ын касэ, де глумэ репеде се ласэ! Дар ну-й нимик, Маре е думнезеу. Аре ел грижэ де тоате. Адикэ ел стэ сус, яр ной не кинуим жос. Мунчешть де те спетешть тот кэрынд ла бутучь, дар че сэ-й фачь? Кум с’ар зиче: «Ку ну-й ши ку нима, ну-й де унде луа». Тоатэ пакостя вине де ла мынкаре! Буникэ-мя, фие-й цэрына ушоарэ, зичя: «Де й-ар чере гура де мынкаре, ар ымбла капу’н подоабэ де аур» Сэ ну вэ фие ку бэнат дар ну-й нимик май дрепт декыт о скарэ стрымбэ ши ну-й нимик май стрымб декыт о ворбэ дряптэ, май алее кынд траӂь ун пэхэрел де ракиу пе стомакул гол.
— Даци-й омулуй чева де мынкаре! — фаче богэташул.
Ши пе лок се ивеск пе масэ бунэтэць фел де фел: пеште, карне, фриптурэ, пуй, пипоте ши фикэцей, кыт ыць пофтеште инима.
— О сэ мэнынчь чева? — мэ ынтрябэ ей. — Спалэ-ць мыниле.
— Пе ун болнав ыл ынтребь, унуй ом сэнэтос ый дай, — зик еу. — Дар вэ мулцэмеск! Ун пэхэрел де ракиу се поате, дар сэ мэ ашез аич ла масэ ши сэ бенкетуеск, кынд аколо, акасэ, невастэ-мя ши копиий, дэ-ле домнул сэнэтате… Дакэ аць биневои…
Пе скрут, шь-ау дат се веде сама оамений, кам унде бат еу ку ворба, ши с ау апукат каре май де каре сэ-мь баӂе ын кэруцэ: колачь, пеште, фриптурэ, карне де пасэре, чаи ши захэр, о оалэ ку унтурэ, ун боркан ку дулчацэ…
— С’о дучь акасэ невестей ши копиилор думитале, — ымь зик ей. — Ши акум спуне кыт се кувине сэ-ць плэтим пентру остенялэ?
— Вай де мине, — зик, — сэ спун кыт ми се кувине? Кыт кредець де кувиинцэ, атыта сэ-мь даць… Но сэ не токмим, путець фи пе паче, не ынцелеӂем ной… Кум с ар зиче, ун бан май мулт, ун бан май пуцин… Сэраку май сэрак ну с’а фаче…
— Ну, —зик ей. — Врем ка сэ не-о спуй кяр думнята, реб Тевие. Сэ н’ай нич о грижэ, ну-ць тае нимень капул, доамне фереште!
«Че сэ фак? — ымь зик еу. — Е слут: сэ чер о карбоавэ, е пэкат, те поменешть кэ е рост сэ те алеӂь ку доуэ! Сэ чер доуэ, мэ тем кэ с’ор уйта, поате, ла мине ка ла ун небун: пентру че се кувин доуэ карбоаве?»
— Трей карбоаве!.. мэ я гура ынаинте, ши кынд вэд кэ пуфнеск тоць ын рыс, ымь вине сэ ынтру ын пэмынт де рушине. — Ну вэ супэраць, — зик, — дакэ ам спус о простие. Калул каре ымблэ ын патру пичоаре тот се потикнеште унеорь, дар мите омул каре ну аре декыт о сингурэ лимбэ…
Яр ей рыд ши май таре. Се цин тоць де коасте де атыта рыс.
— Ажунӂе! — фаче богэташул ши, скоцынд дин бузуиарул де ла пепт ун портофел маре, я дин ел — кам кыт кредець, я гичиць? О хыртие де зече карбоаве, рошие ка фокул, аша сэ фиу сэнэтос ымпреунэ ку думнявоастрэ! — ши зиче:—Аста-й де ла мине, яр вой копий, даць дин баний воштри, кыт кредець де кувиинцэ…
Пе скурт, че май атыта ворбэ! Ау принс а збура пе масэ хыртиуце де кыте чинч карбоаве, де кыте трей карбоаве ши де кыте о карбоавэ — ымь тремурау мыниле ши пичоареле ши кредям кэ яка-я ам сэ кад ын несимцире.
— Ей, че стай? — фаче богэташул кэтре мине. — Я-ць баний ши ду-те ку думнезеу акасэ ла невастэ ши копий.
— Сэ вэ дее думнезеу де о сутэ де орь май мулт, — зик. — Норок ши сэнэтате ши мулте де тоате!
Ши мэ апук сэ стрынг баний ку мыниле амындоуэ, фэрэ ка сэ-й нумэр — че сэ-й май нумэр! — ши ми-й баг прин тоате бузунареле.
— Ноапте бунэ! — зик. — Сэ вэ дее чел де сус сэнэтате ши букурий мулте ын вяца думнявоастрэ, ши копиилор думнявоастрэ, ши копиилор копиилор думнявоастрэ, ши тутурор нямурилор думнявоастрэ!
Ши мэ ындрепт спре кэруцэ. Дар тот атунч фаче кэтре мине неваста богэташулуй, чя ку бробоада де мэтасэ.
— Стай пуцин, реб Тевие, ам сэ-ць дау ши еу ун дар. Сэ вий, ку ажуторул луй думнезеу, мыне пе ла ной. Ам о вакэ рошкованэ. Ера одатэ о вакэ бунэ де тот. Дэдя кыте доуэзечь ши патру де кэнь де лапте пе зи. Дар а деокят-о, се веде, чинева, кэ и с’а луат мана ши ну май е де мулс… Адикэ, де мулс се мулже, дар ну май дэ лапте…
— Сэ вэ дее думнезеу мулць ань де вяцэ! — зик еу. — Путець сэ фиць пе паче! Ла мине вака думнявоастрэ аре сэ дее лапте. Баба мя, сэ ну-й фие де деокь, е господинэ кум ну с’а май вэзут: дин нимик фаче тэицей, ку челе чинч деӂете фербе замэ лунгэ сэ се-ажунгэ, ка прин минуне гэтеште маса чя де сымбэтэ ши ку гьонтурь ышь кулкэ копиий… Ертаци-мэ, дакэ ам спус кумва чева де присос. Ноапте бунэ ши сэ-мь фиць сэнэтошь ши феричиць!
Луынду-мь астфел рэмас бун, ам ешит ын курте, ла кэруцэ. Дар, че сэ вэд: кэлуцул меу — я-л де унде ну-й! Вай де мине ши де мине! Мэ уйт ын тоате пэрциле — нич урмэ де кал!
«Ей, Тевие, мэ гындеск еу, ць-ай гэсит беляуа!» Щи ымь адук аминте де о повесте, пе каре ам читит-о одатэ. ынтр’о карте, кум некуратул л-а адеменит пе ун ом чинстит ши ку фрика дуй думнезеу ынтр’ун палат дин апропиеря орашулуй ши дупэ че л-а оспэтат бине, с’а фэкут де одатэ невэзут, лэсынду-л сингур ку о фемее. Яр фемея с’а префэкут пе лок ынтр’о фярэ сэлбатикэ, фяра — ынтр’о писикэ яр писика — ынтр’о быздыгание. «Уйтэ-те бине, Тевие,— ымь зик еу ын гындул меу, — дакэ ну те дук ей де нас?»
—Че те фрэмынць мата аколо ши че тот мормэй? — мэ ынтрябэ карева.
— Кум сэ ну мэ фрэмынт, — зик, — дакэ е вай ши амар де капул меу! Кэлуцул…
— Кэлуцул думитале е ын гражд, — ымь зик ей. — Ду-те ынколо.
Ынтру ын гражд, мэ уйт: кяр аша, адевэр мь-ау спус! Флэкэул меу стэ фрумос принтре каий богэташулуй, адынчит ын тряба луй: ышь румегэ де зор овэзул.
— Аскултэ, дештептуле! — ый зик еу. — Е время де дус акасэ! Ши ну те май нэпусти аша ын овэз, кэ ну е бине. Пря мултэ мынкаре стрикэ…
Пе скурт, ку маре че л-ам ындуплекат еу сэ се урняскэ дин лок, л-ам ынхэмат ла кэруцэ ши ам порнит спре касэ, мулцэмит ши весел, зикынд ун кынтик де сэрбэтоаре. Яр кэлуцул меу нич сэ ну-л май рекуношть, ка ши кум ар фи крескут о алтэ пеле пе ел. Фуӂе ка ун апукат, фэрэ а май аштепта сэ-й дау бич. М’ам ынторс акасэ кам тырзиор ши мь-ам трезит пе лок неваста ку маре букурие.
— Норок ши вое бунэ, Голда, — зик еу. — Ши сэ фие ынтр’ун час бун.
— Сэ-ць фие де кап ку тот ку нороачеле тале! — Фаче невастэ-мя—Че те-а апукат, кэ ешть аша де весел, бэрбэцелуле. Ымь вий, поате, де ла о нунтэ сау де ла алтэ петречере?
— Е ши нунтэ ши петречере, — зик. — Пуцинтикэ рэбдаре, невастэ, ши ай сэ везь о комоарэ. Дар май ынтый трезеште копиий, сэ се ынфрупте ши ей сэрманий, дин бунэтэциле Егупецулуй…
— Орь ешть бэтут ку леука ын кап, орь ыць липсеште о доагэ, орь ешть цикнит, орь ць-ай пердут минциле, кэ ворбешть ка ун зэлуд, доамне яртэ-мэ! — зиче невастэ-мя ши, ка фемее че се афлэ, принде а мэ ымпрошка ку ворбе де окарэ ши ку блестеме.
— Муеря,—зик,—муере рэмыне! Ну деӂяба спуне Солрмон ынцелептул, кэ дин челе о мие де невесте кыте а авут, н’а гэсит нич уна май ка лумя. Норок, зэу, кэ ну май е ла модэ сэ ций мулте невесте…
Ам ешит дин касэ, ам скос дин кэруцэ тоате бунэтэциле, пе каре ми ле-ау дат богэташий, м’ам ынторс ку еле ши ле-ам дескэркат пе масэ. Одраслеле меле, сэрманеле, кынд ау дат ку окий де колачь ши ау адулмекат карне, с’ау репезит ла масэ ка о хайтэ де лупь хэмесиць де фоаме. Ши ау ынчепут каре май де каре а кэрэбэни ын гурэ ши а ынфулека де ле тремурау мыниле ши ле клэмпэняу фэлчиле… Кум скрие ла карте: «Ши ау оспэтат…» Адикэ ынгицяу, пе ынтрекуте, ка лэкустеле. Уйтынду-мэ ла ей, мь-ау дат лакримь ын окь…
— Ей, спуне одатэ, — фаче кэтре мине невастэ-мя. — Чине а дат масэ пентру каличь сау ла че петречере ай фост, кэ ымь ешть аша де весел?
-— Пуцинтикэ рэбдаре, Голда, ши ай сэ афли тотул,:— зик еу. — Ацыцэ тэчуний ын самовар, сэ не ашезэм ку тоций ла масэ ши сэ бем ун чай, кум се кувине. О датэ трэеште, — зик, — омул пе лумя аста, ну де доуэ орь. Май алее акум, кынд авем вака ноастрэ проприе, де доуэзечь ши патру де кэнь де лапте пе зи. Мыне, ку ажуторул луй думнезеу о адук акасэ. Ей, Голда, — зик еу, скоцынд дин бузунар тот тянкул де бань. — Я сэ те ведем, дакэ поць гичи кам кыте карбоаве авем ной аич?
Ымь ридик окий ла невастэ-мя — стэ ынлемнитэ пе лок, албэ ла фацэ ши ну поате ынгэйма о ворбэ.
— Вино-ць ын фире, Голда драгэ, — зик еу, — че те-ай сперият аша? Ць-е фрикэ, поате кэ ам фурат сау ам жефуит пе чинева? Сэ-ць фие рушине ла образ! Ымь ешть невастэ де атыця ань ши сэ гындешть уна ка аста деспре мине? Простуцо, — зик, — ам кыштигат чинстит тоць баний пе каре ый везь, й-ам кыштигат ку минтя ши ку мунка мя. Ам скэпат, — зик, — доуэ фемей динтр’о маре примеждие. Сэ ну фи фост еу, нумай унул думнезеу штие, че с’ар фи ынтымплат ку еле!
Пе скрут, й-ам спус тоатэ повести де ла ынчепут пынэ ла сфыршит, кум м’а ажутат ши м’а кэлэузит бунул думнезеу. Ши апой не-ам апукат сэ нумэрэм амындой ынкэ ши ынкэ о датэ баний. Авям аколо де доуэ орь оптспрезече ши ынкэ уна ын плус. Адикэ нич май мулт нич май пуцин де трейзечь ши шапте де рубле.
Пе невастэ-мя а подидит-о плынсул.
Че плынӂь, проасто.
— Кум сэ ну плынг, — ымь рэспунде еа, — дакэ мэ подидеште плынсул? Дакэ ци-й инима плинэ, ыць дау лакримь ын окь. Аша сэ-мь ажуте бунул думнезеу, — зиче еа, — кэ инима мя а симцит, кэ ай сэ-мь адучь весте бунэ. Нич ну-мь май адук аминте, де кынд н’ам май висат-о пе буника Цейтел, фие-й цэрына ушоарэ. Стау ши дорм, кынд де одатэ се фаче кэ вэд о доницэ плинэ окь ку лапте. Буника Цейтел, думнезеу с’о ерте, цине доница суб пестелкэ, сэ н’о деоаке карева, доамне фереште, яр копиий: «Мамэ, татэ!»
— Ну те припи, драга мя, — зик еу, — ши н’о луа ынаинте! Лас’о пе буника Цейтел сэ се одихняскэ ын паче ын рай, кэ ну штиу ынкэ, дакэ о сэ авем маре фолос де ла еа. Дар дакэ чел де сус а путут фаче минуня ка сэ авем ши ной вакэ ла каса ноастрэ, о сэ се ындуре ел, кред, ка вака сэ фие вакэ. Спуне-мь май бине, Голда драгэ, че сэ фачем ку баний?
— Кяр аша! — зиче еа кэтре мине.— Че ай ту де гынд сэ фачь ку атыта бэнет, сэ ну фие де деокь?
— Ба спуне ту, — зик еу, — че крезь кэ путем фаче ку аша капитал, сэ ну фие де деокь?
Ши не-ам апукат амындой сэ не гындим кам че ам пути сэ фачем. Не бэтям капул ши не фрэмынтам минтя ба ку уна, ба ку алта, алегынд рынд пе рынд тоате афачериле де пе луме. Де кыте ши май кыте не-ам апукат ной ын ноаптя аста! Ам кумпэрат о переке де кай ши пе лок й-ам вындут ку кыштиг; ам дескис о бэкэлие ла Бойберик, ам выйдут репеде тоатэ марфа ши ам бэгат баний ынтр о прэвэлие де мануфактурэ; ам кумпэрат о букатэ де пэдуре, ам ревындут-о ындатэ ку чева карбоаве песте прец ши не-ам лэсат ши де афачеря аста; ам ынчеркат сэ яу хузметул пентру карня кушер ла Анатовка; мэ гындям сэ дау бань ку камэтэ…
— Ць-ай ешит дин минць! — фаче невастэ-мя. — Врем сэ-ць фачь рыс де бэнишорь ши сэ рэмый дин ноу ку бичушка?
— Ыць паре кэ а фаче негоц де грыне ши а да фалимент е май бине? Пуцинь, крезь ту, рэмын азь де дырвалэ дин причина грыулуй? Де-ай штий че се фаче ла Одеса!
— Че-мь пасэ мне де Одеса! — ымь рэспунде еа. Бунеий ши стрэбунеий мей н’ау фост пе аколо ши нич копиий мей н’о сэ фие кыт ам сэ трэеск ши ам сэ мэ цин пе пичоаре.
Че врей атунч? —зик еу.
Че сэ вряу?—ымь рэспунде еа. — Вряу ка сэ ну фий ун тонтэлэу ши сэ ну ындруӂь простий.
Д’апой кум! — зик еу. — Ешть грозав де дештяптэ акум. Ворба чея: чине ну е ку невоя, и се фаче тоатэ воя ши дакэ тречь дрепт ом богат, те кред ку тоций кумпэтат!.. Тотдяуна е аша!..
Пе скурт, не-ам чондэнит де кытева орь, дар пе лок не ымпэкам. Пынэ ла урмэ ам хотэрыт амындой, ка ла вака чя рошкованэ сэ май кумпэрэм уна, де мулс, адикэ уна каре дэ лапте…
Мэ путець ынтреба: де че о вакэ ши ну ун кал? Ла каре вэ пот рэспунде: де че ун кал ши ну о вакэ? Бойберик е доар ун локшор, унде вин вара тоць богэташий дин Егупец, ши кум богэташий дин Егупец сынт оамень фоарте субцирь, деприншь сэ ле пиче тоате мурэ ын гурэ: лемне ши карне, ши оуэ, ши гэинь, ши чапэ, ши пипер, ши пэтрунжел, де че ну с’ар апука чинева сэ ле адукэ ын тоатэ зиуа акасэ ши унт ши смынтынэ ши аша май департе? Лумий дин Егупец мынкаря ый плаче, яр бань аре еа де ажунс ши де рэмас, врасэзикэ поць сэ фачь вынзаре бунэ ши сэ кыштиӂь бань грей. Нумай сэ фие марфа марфэ. Яр марфэ ка а мя ну се гэсеште нич кяр ла Егупец. Сэ не дее чел де сус атыця ань бунь, де кыте орь оамень марь, крештинь, мэ роагэ сэ ле адук марфэ проаспэтэ.
«Ам аузит, — ымь спун ей, — кэ ешть ом чинстит, Тевел, мэкар кэ ешть жидан…» Кредець, поате, кэ ун евреу де-ал костру о сэ-ць факэ аша комплименте? Ць-ай гэсит! Де ла евреяший ноштри мэкар сэ плеснешть, кэ н’ай сэ аузь вре-о датэ ун кувынт бун. Ей штиу нумай сэ-шь выре насул ын тоате. Дакэ ау вэзут ла Тевие о вэкушоарэ ши ынкэ ши о бришкэ ноуэ, ау ынчепут сэ-шь фрэмынте минтя: оаре де унде о фи луат ел бань? Ну кумва фаче асигнаций фалсе? Сау поате фабрикэ пе аскунс спирт? «Ха-хаха! Батеци-вэ капул, фрэциорилор, ымь зик еу, дакэ врець, ши сэ вэ фие де бине! Ну штиу дакэ о сэ мэ кредець, дар требуе сэ вэ спун, кэ сынтець апроапе чел динтый каре ауде де ла мине тоатэ повести ын челе май мичь амэнунте.
Дар ымь паре кэ пря м ам луат ку ворба. Сэ ну вэ фие ку бэнат! Требуе сэ мэ гындеск ла букэцика де пыне, сау, кум скрие аколо: «Фиекаре ку семений сэй», адикэ фиекаре ку требуриле сале. Думнявоастрэ ку кэрциле, яр еу ку оалеле ши ку улчоареле. Доар атыт аш вря сэ вэ рог, пани, сэ ну скриець нимик деспре мине ын кэрциле думнявоастрэ. Ши дакэ о сэ скриець, ну-мь помениць, вэ рог, нумеле…
Сэ фиць сэнэтос ши сэ вэ дее чел де сус норок ын вяцэ
1895

Leave a Reply

Your email address will not be published.