Капитолина КОЖЕВНИКОВА. “ПОКА ИДЕТ ЭКСПЕРИМЕНТ…ЗАМЕТКИ О СУДЬБЕ МОЛДАВСКИХ САДОВ”

Capitolina Cojevnicova (rus. Капитолина КОЖЕВНИКОВА) este o jurnalistă sovietică rusă. În anii 50 se stabilește, împreună cu soțul său, Iosif Gherasimov, la Chișinău. Capitolina Cojevnikova va lucra cîțiva ani la redacția rusă a gazetei ”Moldova Socialistă” (Совесткая Молдавия), iar Iosif Gherasimov la redacția rusă a revistei Nistru (Днестр). Iosif Gherasimov este autorul unei răscolitoare povestiri despre deportările din 1949 – ”Bătăi în ușă” – scrisă în anii 60 dar publicată abia la sfîrșitul anilor 80 (o vom publica pe blog în curînd). În anii 60 Cojevnicova se întoarce la Moscova și devine corespondentă a revistei literare unionale ”Gazeta Literară” (Литературная Газета).

În anii 70-80, Cojevnicova scrie și publică cîteva articole foarte critice la adresa experimentelor agricole din Republica Sovietică Socialistă Moldovenească – utilizarea pesticidelor, eșecul experimentelor faraonice de tipul grandioasei livezi inter-colhoznice ”Memoria lui Ilici” (Память Ильича) din raionul Slobozia.

În amintirile sale Cojevnicova scrie că, din cauza articolelor sale care loveau în orgoliul conducerii de atunci a RSSM (I. Bodiul) și le interoga critic ”povestea de succes” a agriculturii industriale din Moldova, autoritățile moldovenești erau atît de supărate pe ea încît nu doar că le-a otrăvit viața celor care au îndrăznit să vorbească cu ea (un președinte de colhoz din Criuleni a fost dat afară din funcție și a ajuns jurist la un cinematograf din Chișinău doar din motivul că ar fi vorbit cu Cojevnicova despre problemele din colhozurile moldovenești) ci chiar luau în calcul organizarea unui accident rutier ce ar fi lichidat-o fizic pe Cojevnicova. (Cojevnicova povestește istoria ei și relațiilor cu Moldova într-un capitol din volumul ”Как больно…Обращения, письма, статьи. О чем тревожится, к чему зовет, за что борется интеллигенция республикиpublicat recent pe blog.)

Cojevnicova e și autoarea unor memorii despre Chișinăul anilor 40-50.

Vom publica pe blog articolele Capitolinei Cojevnicova din ”Literaturnaia Gazeta” care se referă la RSSM. Ele fac parte dintr-o istorie dublă: a scrierilor despre RSSM dar și a pozițiilor curajoase de a rosti adevăruri incomode în fața puternicilor zilei.

Începem cu, poate, cel mai cunoscut dintre articolele ”moldovenești” ale Capitolinei Cojevnicova : Atîta timp cît durează experimentul. Note despre livezile moldovenești (ПОКА ИДЕТ ЭКСПЕРИМЕНТ…), publicat în nr. 52, din 27 decembrie 1978 al revistei “Литературная Газета”. Din cîte știu acesta nu a fost tradus în moldovenește/românește. 

ПОКА ИДЕТ ЭКСПЕРИМЕНТ…ЗАМЕТКИ О СУДЬБЕ МОЛДАВСКИХ САДОВ

К. КОЖЕВНИКОВА, специальный корреспондент «Литературной газеты».

«Пленум ЦК КПСС считает, что в условиях непрерывного роста масштабов и повышения качественного уровня экономики, усложнения межотраслевых и внутриотраслевых связей все большее значение приобретают дальнейшее совершенствование методов хозяйствования и управления, укрепление организованности и слаженности в работе на всех участках общественного производства».

Из постановления ноябрьского (1978 г. Пленума ЦК КПСС)

ЭТА ЗЕМЛЯ мне не чужая, и потому близко сердцу все. что на ней происходит. Целых десять лет — вначале корреспондентом газеты «Советская Молдавия», потом «Комсомольской правды» — колесила по ее дорогам. Немало тропок исхожено пешком. Петляли эти тропки по холмам, меж одичалых, заброшенных садов, столетних гигантов — орехов, колючих кизиловых зарослей, мимо кукурузных полей и баштанов.

Босые мужики в расшитых кожаных безрукавках снимали перед незнакомым человеком высокую шапку из серой смушки и желали ему доброго пути: «Друм бум!»

Время безжалостно уносит многое. Что тут поделаешь? Объективный закон движения. Не стоит поддаваться соблазну романтизации прошлого. Доброжелательный глаз сразу увидит, так многое здесь преобразилось неузнаваемо.

Республика за кратчайший советский период сделала гигантский скачок в экономике, культуре, науке, искусстве. Что же касается сельского хозяйства, то тут есть над чем поломать голову историкам. От сохи, самого примитивного способа производства, от саманных домишек с земляным полом до современных богатых, оснащённых техникой хозяйств. Вчерашние крестьянские дети стали учёными, инженерами, врачами, писателями, прославленными артистами, режиссёрами. Я могла бы назвать десятки таких имён, многих знаю лично, Андрей Лупан. Ион Друцэ Владимир Курбет. Мария Биешу…

Цивилизация, большая культура пришла в село. Как-то один молдавский писатель сказал мне «Или наши села — продолжение наших городов, или города — продолжение сел. » Это постоянное взаимное обогащение города и деревни дало Молдавии возможность пойти по непаханой целине. Она начала сложнейшее дело специализации, межколхозной кооперации и агропромышленной интеграции И не случайно — для этого были уже накоплены средства, подготовлен плацдарм. Объединить усилия сельского хозяйства и государственным предприятий на взаимовыгодных условиях для народного блата — этому посвящено постановление ЦК КПСС «О дальнейшем развитии специализации и концентрации сельскохозяйственного производства на базе межхозяйственной кооперации и агропромышленной интеграции».

Если уж говорить о вторжении НТР в деревню, то здесь, в Молдавии, было поистине её триумфальное шествие Машины. тракторы шли сюда из разных городов страны из Чепябинска, Ростова на Дону, Минска. Полностью механизированы все процессы на выращивании зерновых, подсолнечника, знаменитой молдавской кукурузы.

ПО СТАРЫМ МЕСТАМ

Свою командировку очерчиваю одним чётким контуром— судьба уникальных молдавских садов В своё время я немало писала о них. А что же теперь? И в молдавском плодоводстве произошёл крутой перелом, скорее — даже переворот.

Надо, непременно надо увидеть самой, проехать по старым местам.

И вот мчит машина то в один, то в другой конец республики. Мой спутник Владимир Павлович Поликарпов — председатель производственного объединения «Плодопром» Совета колхозов республики, кандидат сельскохозяйственных наук, причастный ко всем новшествам последних лет. Владимир Павлович — человек скромный, чрезвычайно сдержанный в оценках и в силу этих черт характера начисто лишён столь часто встречаемого назойливого стремления рекламировать перед журналистом свою работу. Пожалуй, вся моя эта поездка была постоянным размышлением вслух, обменом мнениями с умным, знающим собеседником. Иногда мы спорили, иногда соглашались друг с другом. А чаще всего у нас обоих возникало множество тревожных вопросов, на которые и он, специалист высокого класса, не мог дать ответа.

Самый крупный межколхозный сад республики — «Память Ильичу» в Слободзейском районе. Едешь, едешь мимо ровных рядов невысоких яблонь, и кажется, нет им конца 3700 гектаров, а всего будет 6000. Уже сейчас тянется сад на 27 километров. Представьте: 27 километров! Впечатляет? Ещё как!

Старый садовод из села Копанка позже скажет мне:

А разве самое большое на свете одеяло согреет вас лучше, чем то, что поменьше?

Ну ладно, это, так сказать, из области народной мудрости, а как создатели относятся к собственному детищу? Сложно. Это я поняла сразу после знакомства с главным агрономом сада Владимиром Григорьевичем Абрамовым.

Что это такое вообще — межколхозный сад? В старые, да и не очень старые сады с высокорослыми деревьями трудно было пустить технику, высвободить людей, производительность. Стали искать новые пути. Несколько лет назад родилась мысль о создании крупных садов, где можно применить машины. Это и были специализация и концентрация в плодоводстве. Для закладки новых садов брали кредит у государства, использовали паевые средства колхозов. На глазах рождалась принципиально новая форма хозяйства. Значит проба сил, горение новой ещё никем неизведанной дороги. Эксперимент. Молдавский эксперимент. Непросто, очень непросто отнеслись к этому колхозники, руководители хозяйств. Много было конфликтов, мучительных раздумий. По сути дела, ведь снова ломка устоявшихся традиционных норм колхозной жизни. Этот период сравнивают с годами коллективизации, и не без оснований. Тогда крестьянин, сдав в общий котёл свой надел, скот, инвентарь, становился членом кооператива, учился трудиться сообща. И вот теперь крепкие плодоводческие колхозы с хорошо отлаженной системой должны были родить совершенно дать ему средства, перелить собственную кровь. Замах большой. Под стать ему и новые сады-гиганты.

Гиганты в Молдавии холмами да балками? К этому рельефу извечно приспосабливался крестьянин: тут посадит виноградник, тут сливовый сад, тут — яблоневый, а уж где ровная площадь — пшеницу кукурузу, подсолнечник.

Что ж, когда в сельском хозяйстве господствует коллективная система, возможен и иной подход к использованию земли. Специализация ещё в недрах старых колхозов доказала своё явное преимущество.

И вот он, экспериментальный сад «Память Ильичу». Стояла довольно спокойная пора уборки плодов. Спокойная потому, что эта осень из-за трудно сложившихся погодных условий весны и лета не радовала особым урожаем. Но все равно здесь работали, кроме своих людей, 915 студентов, да ещё собирались просить 500 приезжих горожан. Несколько раз я слышала странное: «Не дай бог, наш сад уродит по-настоящему!»

Здесь боятся урожая! А боятся по той причине, что крупные межколхозные сады к ним попросту ещё не подготовлены. Не хватает рук, не хватает тары, контейнеров, холодильников, подъездных путей. А обещано ведь было вначале даже вертолётные площадки кое-где построить для вывоза сладкой продукции.

Мы сидим в маленькой конторке одного из отделений межколхозного сада, и главный агроном Владимир Григорьевич, без всякого энтузиазма поглядывая на мой блокнот, перечисляет, без каких необходимых вещей осталось их грандиозное хозяйство.

Я здесь с самого начала, с семидесятого года. Тогда был управляющим отделением. А председателей уже несколько сменилось. Трудная должность. Нервная система не выдерживает. Сад, как видите, стали закладывать в чистом поле. Раньше тут зерно сеяли. Степь. Ни сел больших тут не было, ни деревень. Один хуторок, как говорится, завалященький. Где размещать приезжих людей? А нам пришлось опираться на переселенцев. Откуда едут? Да отовсюду. Аж из самой Сибири. Народ молодой, что ему. сорвались — поехали. Конечно, садоводства не знают — откуда им знать? Им что яблони растить, что дорогу строить. Учим, курсы создали

Владимир Григорьевич загибает пальцы для садов интенсивного типа нет набора техники — раз, не продумана система защиты насаждений от вредителей, болезней, от заморозков — два, нет контейнеров, тары для будущих урожаев — три…

Позвольте, но ведь сады были, собственно, и считаны, чтоб заменить в ручной труд машинами?

Абрамов устало машет рукой:

– Не было таких машин, и пока их еще нет. А мы, как видите, уже есть.

НОВЫЕ САДЫ, НОВЫЕ ЗАБОТЫ.

Итак, сады по сути своей новые, а в них по-прежнему огромные затраты непроизводительного труда. Специализация и концентрация сельскохозяйственного производства предполагают высокий индустриальный уровень. Увы, здесь разрыв звеньев в цепи налицо. Перед началом закладки садов-гигантов надо было подумать о том откуда и какие получать машины. Не подумали, а эксперимент на многих тысячах гектаров начали. Выходит, заранее были запланированы убытки на уходе за садом сборе урожая?

Современный молдавский сад — это не тот сад классического типа, к которому мы привыкли. Всякое дерево стремится к росту — такова его природа. Природой плодового дерева человек научился управлять. В новых садах яблони не выше человеческого росте. Удобно опрыскивать, удобно снимать плоды. Здесь применили новую формировку кроны. Вначале это была нашумевшее «пальметта». О ней столько писали, столько говорили что неосведомленный человек мог подумать: открытие, сенсация.

Она была известна еще садоводам древности — рассказывает Поликарпов — ветви дерева распластывают по проволочной шпалере в форме пальмового листа. Отсюда и «пальметта». Применили мы ее на больших площадях, смотрим — снова требуются руки и руки. Невыгодно.

Поликарпов вздыхает:

В том-то и беда, что плодоводство требует сосредоточенно, спокойной работы, даже, если хотите, тишины. Мы ещё не знаем сами, как будут себя вести фруктовые деревья, размещённые на тысячах гектаров. Тут и сложности с опылением — где взять столько пчёл? Сложности с болезнями, вредителями. Вдруг полыхнёт эпидемия?

Начальник «Плодопрома» сам прекрасно понимал все трудности нового дела, не раз говорил об этом на совещаниях. заседаниях. Но колесо эксперимента крутится, все убыстряясь. Крупные межколхозные сады создаются в двадцати трёх районах республики, а всего по плану они будут в тридцати трёх. Создаются нередко в спешке. И колхозы несут издержки материальные и нравственные. Латать прорехи в маленьком хозяйстве — ещё куда ни шло, а в громадном — дело труднейшее…

Эксперимент на тысячах гектаров преподносит все новые и новые сюрпризы. Низкорослый сад — это значит обрезка и обрезка. Не дать дереву расти — первая заповедь плодовода. Но обрезанные ветви загромождают междурядья. Куда девать их? По всей Молдавии этой древесины набирается теперь ежегодно около двух миллионов тонн. Вот загвоздка — никто не хочет, никто ещё и не готов ее использовать. А между тем, если измельчить ее, получится прекрасный материал для мебельной промышленности. Мебельные фабрики охотно взяли бы продукцию да нет машины которая превращала бы ветви в крошку.

Ездим, шарим по леспромхозам страны, — говорит Абрамов. — знаем есть такая машина в лесной промышленности Хоть бы одну достать. Но никто не хочет помочь нам. Много раз обращались и в Совет колхозов, и в Госплан республики. Раз уж мы занимаем такие площади, а в Молдавии земля на вес золота, так надо брать от нее все.

Видно, чем длиннее сад. тем больше возникает вопросов.

Все время происходят споры с питомниководческими хозяйствами. Они существуют самостоятельно (специализация же!). Садоводы постоянно жалуются, что не те, какие надобно, поступают саженцы и оттого на многих гектарах стоят пустые, неплодоносящие деревья. Питомниководы в ответ саженцы нормальные, просто надо умело за ними ухаживать. Понять тут кто прав кто виноват весьма трудно. Но всюду — и здесь в Слободзее, и в Дубоссарах, и в Рыбнице, и в Унгенах — мне говорили о том. что питомники должны быть там же, где растут сады. Для себя, мол для собственных нужд люди произведут то, что им действительно нужно. А как же тогда быть со специализацией? Ведь она экономически выгоднее, целесообразнее? Да но тогда, когда все звенья кооперативных, кооперативно-государственных объединений работают исключительно четко. С отличным качеством.

На территории колхоза имени XXIII съезда КПСС Дубоссарского района расположен межколхозный сад имени газеты «Правда». Председатель его, по образованию агроном-плодовод, Александр Демьянович Мицкул считает так.

Свою продукцию — и овощи, и фрукты — мы сдаем «Молдплодоовощпрому». Работники его — народ придирчивый. Мы понимаем, отгружать в Москву, Ленинград, другие города страны надо хорошую продукцию Но раз уж создали такие крупные плодоводческие хозяйства, как у нас, где предполагаются и холодильники, и подъездные пути, не лучше ли нам самим, напрямую, без промежуточных организаций связываться с торговыми организациями городов? Получается обезличка крупного хозяйства. Как мы старались бы держать свою марку! Межколхозный сад все-таки И вот еще что… Нам не разрешают иметь свои хотя бы маленькие перерабатывающие заводики. Раньше такие были. Теперь концентрация их вытеснила, уничтожила. А как быть с побитыми фруктами? Куда их? Свиньям на корм? Мы могли бы из них и соки сделать, и джем сварить. Часть нестандартной продукции продаем местной потребкооперации, а часть, что скрывать, просто гибнет.

Об этом же говорил мне директор специализированного плодоводческого совхоза «Прут» Унгенского района, Герой Социалистического Труда Яков Миронович Чакир. Кстати, здесь уже заводят собственный питомник. Можно обвинить людей в местничестве, отступлении от специализации. А может, они, не надеясь более на питомниководов, их качественную работу попросту спасают свои сады?

КАК БЫТЬ С КОПАНКОЙ?

Утомившись от обилия впечатлений я уговорила Поликарпова заехать в Копанку, старое молдавское село, некогда знаменитое своими садами, о которых я не раз писала. Садоводство тут складывалось веками, дар выращивания дерева — а ведь это действительно особый дар! — складывался столетиями. Копанку называли когда-то бесарабской Калифорнией. Здесь выращивались уникальные сорта яблонь, груш. Меня угостили здесь такими ароматными плодами, которых я нигде в Молдавии не встречала.

Так что же сталось с копанскими садами? В правлении мы нашли заместителя председателя колхоза Николая Прокопьевича Кирмана. Он так и встрепенулся.

А вы разве не знаете? Затопило наши сады несколько лет назад. Тысячу гектаров днестровской водой смыло. Как и не было их. Сады-то в плавнях росли.

Ах ты горе какое — были копанские сады, и вот нет их. Стихийное бедствие, ничего не поделаешь Но можно же снона вырастить. Тут ведь микроклимат, почвы для плодовых деревьев особые.

Что вы. — как-то горько улыбнулся Николай Прокопьевич, — с нашим «джонатаном», «кандиль синапом» ничто не могло сравниться. Какой аромат, а вкус, а цвет! Лучше не вспоминать, не будоражить душу. 1000 центнеров с гектара собирали. Каждое яблочко в салфетку заворачивали, прежде чем в ящик его класть. Да, тут, можно сказать, рождались и умирали люди садоводами. Наши женщины так к плоду прикасаются, чтобы не помять, не побить. Такое передается от дедов и прадедов

Ну, а новые сады есть?

Ни единого гектара. После наводнения как раз решили межколхозный сад создавать А нам сказали, томаты в плавнях сажайте. И сажаем. Только не привыкли наши люди к ним. На уборку больше горожане приезжают…

Тут подъехал сам председатель, Герой Социалистического Труда, мои старый знакомый Георгий Трофимович Болфа. Два года работал он председателем межколхозного сада «Память Ильичу». Потом снова в родную Копанку подался. Почему да зачем — распространяться не стал, сослался на нездоровье.

Зато о своей мечте — создать в Копанке новый современный сад, который был бы лучше прежнего. — говорил с увлечением. Видно, давно вынашивал мечту эту. Да и то сказать. Копанка без садов, которые создали славу, просто обычное рядовое село

Дамбу на Днестре построили — рассуждал он. — Значит, наводнения теперь не страшны. Грех не использовать то. что природой предназначено именно для выращивания фруктов.

– Ну. за чем же дело стало?

Да за тем что теперь в районе один большой сад полагается. Внес колхоз свой пай в него — и жди. А сами уже деревья сажать права не имеем.

Вот оно что! А как микроклимат, как накопленный веками народный опыт? Но Болфе эти вопросы задавать было бессмысленно. Поликарпов же как-то неопределенно пожал пожал плечами.

Взаимоотношения межколхозных садов и колхозов-пайщиков в ходе эксперимента выявили непредвиденные ранее сложности. По замыслу предполагалось так: колхозы района создают общий крупный сад, вкладывая в него собственные деньги, опыт, труд людей. А потом получают прибыли.

Но замыслы замыслами, в жизнь иногда избирает свои пути Так и здесь. Старые сады исчезли — где затопили днестровские паводки, где поспешили их выкорчевать. Заложили громадины в чистом поле. Но рожденный в недрах колхозов ребенок-гигант быстро вышел из подчинения. Председатели хозяйств присмотрелись и все неохотнее дают и паевые взносы, и людей. Межколхозные сады превратились, по сути дела, в самостоятельные совхозы, именно совхозы, государственные предприятия. Правда, существуют правления, проводятся их заседания. Но, по сути, все дела решает «председатель сада» (так и хочется назвать его директором!).

И живут сады уже самостоятельно. Здесь нанимают рабочих, строят им, как. например, в Слободзее, 14-этажные дома, и они уже не чувствуют себя жителями села, и скот в личном хозяйстве их не заставишь держать никакими силами. А традиционные молдавские села, эти старые гнезда с их многовековыми традициями — какой парадокс, — теперь не выращивают яблоки, груши, сливы. Логично ли, выгодно ли? Оскудевшие в последние годы фруктовые магазины Кишинева говорят о явной преждевременности такого решения.

Конечно же, современное садоводство должно стоять на индустриальной основе. Это ясно, как дважды два, и спорить с этим бессмысленно. Темпы НТР таковы, что они торопят, подгоняют, наступают на пятки — только успевай поворачиваться. Но, может быть, не надо было так резко ломать, взрывать изнутри целую отрасль сельского хозяйства, а как-то умело поворачивать, приспосабливать ее к требованиям времени?

Материально-техническая база пришла в несоответствие с темпами закладки садов. Только межколхозный сад «Память Ильичу» имеет холодильное хозяйство на 12 800 тонн плодов. К строительству же холодильников в других районах не приступают. Отстает строительство оросительных сетей.

Л.И. Брежнев в речи на XVI съезде профсоюзов, говоря о важности перевода животноводства на промышленную основу, вместе с тен предостерегал от ошибок: « Центральный Комитет не раз предупреждал, чтобы не допускались перегибы, забегание вперед, чтобы в надежде на крупные специализированные хозяйства не спешили сворачивать фермы в колхозах и совхозах».

Это — о животноводстве. Но разве не касается сказанное и других отраслей, в данном случае — плодоводства? То же постановление ЦК КПСС «О дальнейшем развитии специализации и концентрации сельскохозяйственного производства на базе межхозяйственной кооперации и агропромышленной интеграции» предостерегает от «гигантомании, строительства экономически необоснованных сверхкрупных предприятий по производству мяса, молока и других продуктов».

Когда-то Бессарабия поставляла на мировой рынок чернослив и грецкий орех. Слива и орехи исстари в Молдавии в изобилии.

Слива венгерка испокон веков лучше всего себя чувствовала в зоне Кодр. Неприхотливая, она росла на холмах и кручах, где яблоня чувствовала бы себя неуютно. И сейчас для промышленного производства этой культуры правильно избрали Ниспоренский район с его живописными холмами. Но дело со сливой на больших площадях пока идет не так хорошо, как хотелось бы. Ее трудно транспортировать. Значит, в основном придется эти плоды перерабатывать на месте. Нужны современные сушильные агрегаты с высокой производительностью, а таких агрегатов пока нет и в помине.

Мы просто боимся сливы, рассказывает главный агроном «Плодопрома» Совета колхозов В. К. Денисюк. — Вы представляете, что будет, когда грянет продукция?

Он так и сказал — «грянет», как говорят о несчастье, о стихийном бедствии…

С орехом приключилась, по-моему, большая беда. В свое время специалисты высказывали о нем особую тревогу. Это дерево, если можно так сказать о дереве, оказалось некоммуникабельным. Оно не любит расти скопом, в рощах, в садах Что-то там не получается с опылением. И оно всегда росло в гордом одиночестве. Во времена мелких единоличных хозяйств крестьяне сажали их на межах своих виноградников и уж непременно во дворе. Вольно раскинув крону, жил орех по 100—200 лет. В бывшем селе Долна (теперь Пушкино) мне когда-то показывали ореховые гиганты, которые во времена Пушкина уже были большими. Ссыльный поэт приезжал в имение своего друга — помещика Ралли и, говорят, здесь, в окрестностях Долны. повстречал красавицу цыганку Земфиру…

Когда проходила коллективизация и крестьянские наделы надо было свести в один массив, ореховые деревья пришлось выкорчевать. Кое-где посадили орехи на холмах, вроде бы где-то есть небольшие рощи, но в целом, как ценнейшая пищевая культура, он уже не играет сколько нибудь заметной роли в хозяйстве республики.

Вот парадокс: а между тем ореха много. Я видела его по всем дорогам, пока мы колесили по Молдавии. Дело в том, что орех решили высадить вдоль дорог. Красиво, а главное щедро. Подходи, срывай. И подходят, подъезжают на машинах, мотоциклах с торбами, сумками, мешками. Ломают сучья, увечат деревья.

Может быть, посадить орех по межам виноградников, садов, чтобы сохранить не только его декоративную привлекательность, но и продуктивность? Тут надо думать специалистам. Молдавский орех дает прекрасный плод с тонкой скорлупой, и терять его как нельзя.

Молдавия выступила пионером нового сложного дела, рассчитанного не на год и не на два Но все ли было подготовлено к нему, все ли до конца обдумано, тысячу раз выверено?

Идет эксперимент на больших площадях, и он не имеет права на поражение, вложены не только средства, большие труда, но и большие человеческие надежды.

И пока это еще называют экспериментом, можно что-то исправить, отладить, найти нужные повороты и решения. А зима — самое подходящее время для раздумий о будущем Большого сада Молдавии.

Молдавская ССР.

CONSULTAȚI ARTICOLUL ÎN PDF:

https://drive.google.com/file/d/1chbD5I9mFIBiE1xs8nVIT824JHRXRBVL/view

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *